Американ кино

кинзвезды голливуда

Кино боевик сша 2015

Так что ничего особенно "американского" во всей этой истории нет, о чем честно и сообщают отзывы участников первых пресс-показов картины в Америке. Фильм называют "европейским", что для рядового американского зрителя означает "когда много молчат, смотрят в пустоту и типа думают".

актеры голливуда 100 актер президент сша актеры т/с побег сша актеры сша 90-х великие актеры в сша
актеры США 40-х годов
эксклюзивное золото

Воспоминания адмирала (избранное из книги «Адмиралтейская игла») 17 октября, 2010 - 00:06 | Гость Иное впечатление производили артиллерийские катера проекта 1204. При том же водоизмещении, что и его десант­ный собрат, такой катер может развивать ход до 24 узлов. Он несет на себе 76-миллиметровую пушку в бронированной башне, реактивную систему залпового огня, именуемую в про­сторечии «Катюшей», а также спаренную 25-миллиметровую зенитно-артиллерийскую установку. Радиолокатор и крохот­ная осадка (всего 80 сантиметров) делают катер пригодным для применения на мелководье и в шхерных районах днем и ночью. Он незаменим при подавлении опорных пунктов обо­роны противника на берегу и при огневой поддержке высадки морского десанта. Однажды, при очередном посещении дивизиона, я по­ставил его командиру задачу: подготовить и провести тактическое учение корабельной ударной группы артилле­рийских катеров (КУГ АКА) с боевой стрельбой для огневого подавления очагов сопротивления противника на берегу в шхерном районе. Комдив ждать себя не заставил. Уже к следующему утру в полигонебыл сооружен деревян­ный макет береговой батареи противника, а ударная группа из двух артиллерийских катеров развернута в районе ожида­ния. Из пункта маневренного базирования дивизиона мы вышли на посыльном катере, пересекли реку и высадились в укромной бухточке одного из ос­тровов. Дальше командир дивизиона повел нас пешком, и мы пробирались через остров только ему известной тропинкой в густом лесу. Минут через тридцать между деревьями снова блеснула вода протоки. —   Здесь, — сказал командир дивизиона, но сколько я не всматривался в окрестный пейзаж, какого-либо причала или тем более присутствия боевых катеров не обнаружил. —   Прошу, — раздвинул комдив ветви и нырнул в прибрежные кусты. Я последовал за ним и через несколько секунд оказался на стальной палубе, возле длинного ствола пушки, черное жерло которой грозно уставилось прямо в меня из приземистой бро­нированной башни. — Боевая тревога! — скомандовал офицер. — Прошу прой­ти в боевую рубку, товарищ адмирал, — добавил он, — сейчас прямо из-под маскировки отскакивать будем. Как бы ни за­шибло. Взревели дизеля, окутывая зеленую благодать белым удушливым дымом. Катера, приткнувшиеся к берегу носами, начали отходить кормой вперед к середине протоки, попутно освобождаясь от многочисленных маскировочных стволов и ветвей. Затем, развернувшись и набирая ход вперед, двину­лись строем кильватера, прижимаясь к правому берегу неши­рокой шхерной протоки. — Начал тактическое развертывание! — докладывал комдив. Идти скоростью 24 узла в десятке метров от берега, когда кустики мелькают вовсе не фигурально, честно говоря, жутко­вато. Но командир дивизиона спокоен. Командир катера не­возмутим. На карте, лежащей рядом на штурманском столе, предварительная прокладка сделана аккуратно, ориентиры по­мечены, контрольные пеленга нанесены, опасные секторы обозначены. Оснований для беспокойства у меня нет. К тому же мощный оптический визир, на рукоятку которого удобно положить локоть, как на перископ в боевой рубке подводной лодки, позволяет прекрасно наблюдать обстановку на много километров вокруг. — Выхожу на прямую видимость объекта удара. Поворот все вдруг влево — 40°! Катера развернулись и строем уступа ринулись к противо­положному берегу протоки. Вскоре в окуляре визира из-за прибрежного мыса выполз силуэт мишенной позиции, подле­жащей поражению. — Занимаю огневую позицию способом упора в берег! — комментировал офицер.