Американ кино

актеры кино сша фото

Комедии американские

Антон Корбайн прочно закрепляет свой статус кинорежиссера Опубликовано Стасом Бенецким 11 августа 2010 года АМЕРИКАНЕЦ После своего дебютного фильма "Контроль", сдержанно-пронзительного байопика о легендарном британском музыканте Яне Кертисе, Антон Корбайн, рок-фотограф и видеохудожник, прочно закрепляет свой статус кинорежиссера.

ззвезды голливуда актеры голливуда топ актеры голливуда дети звезд голливуда 100 актеры голливуда
голливудские киноактеры 90-х

‰PNG  IHDR,dПџѓPLTEяяяeо@0Q IDATH‰н–=„ …)ҐЫx‚µ Ѓ[l,­ `Ъ‚ pЃ-ёзт;аІF ЖD  в|јчЙьPУp4јIГ$5Т2kx‘Ж«Ґ4х$WE KїNEXЦ 1_.Еh$&|х[Q© ЌЁ Ш0ЧФ…№0iЌRРE‚Їю ёmwlQ7D4t„АD’‚qРЈ;‚ЭNY"€"Э%‚‰%DFІMЖo»7I›P;6@ш„DнЬ¤=–I–кh$T°UЌ:ЇЊdиl3*є@?Z„3IlЦуОь©©Вж»эД

Маленький взрыв на топливном складе 13 октября, 2010 - 13:19 |  Андриановский И.А. Пошли будни, зачеты учения, дежурства, ну все, как положено в воинской части. Наступила зима. Жены требовали тепла в домах, которые мы снимали. Мы с Витей Драбом после напряженного рабочего дня поехали на топливный склад, где нам по дешевке должны были выдать необходимое количество дров и угля. Топливный склад – это огромная территория со всеми видами хранения ГСМ, от реактивного топлива, до каменного угля (антрацит). Нас встретили добродушно, выдали зазубренный топор и пилу без зубцов, и старший лейтенант Романов Станислав (почти самый главный на складе) повел нас к вожделенным дровам. Это был двухкубовый пень. Где его взяли, и как собирались засунуть в топку - это уже никто не скажет. Пожелав нам успехов, глава углеводородных запасов ушел. Мы стояли, как витязи на распутье. Виктор сказал, что у него есть идея. Открыв дипломат, он достал подрывной патрон ПП-1 и стал закладывать его под пень, как заправский террорист-смертник. Все было сделано, как нас учил флагманский минер бригады капитан 3 ранга Саблук В.Г. Прогремел взрыв… От указанного пня, который мы должны были распилить, не осталось ничего, только воронка и пыль. И тут началось. Из штаба вылетел Стас Романов. Начальник топливного склада ГСМ так и не смог выйти, пожарник суетился около пожарного щита, начальник ВОХР занимал круго-вую оборону. Нас «вежливо» вывели со склада, в переводе с флотского диалекта объяснили, что «нехо-рошо так делать». Мы остались, как Евросоюз без тепла, и чтобы выжить, приступили к «отбору» энер-гоносителей, где только можно. Холод в доме заставляет быть более наблюдательным и выносливым. Днем я наблюдал, а ночью выно-сил. Будучи дежурным по 21 дкр, скромно и не влезая в общее руководство, наблюдал, как у нас меняли деревянные фонарные столбы на железобетонные. Опытным взглядом я оценил ценность этой древеси-ны. Начальник ВОХР нашего городка тоже был хорошим специалистом в этих вопросах, и около этих столбов поставил часового. Я приступил к подготовке своего плана. Как подъехать? Как забрать? Как вывести? Эти вопросы в тот период мучили каждого советского человека. Настала ночь. В это время все занимаются естественным делом – воруют. Я не отставал. Наша группа захвата из списанных матросов Черноморского флота, одноглазой лошади в валенках, запряженной телегой, подошла к крепко спящему часовому ВОХР. Погрузив бревна и тихо покинув место преступления, отъехали в безопасное место, где секретчик дивизиона мичман Николенко Иван Петрович с бензопилой и готовый к решительным дейст-виям, закончил четко продуманный план. Настало утро. Часовой проснулся. Глядя на его действия, я воочию увидел, что такое «броуновское движение». В доме стало тепло.


Подробнее